nomad_69 (nomad_69) wrote,
nomad_69
nomad_69

Category:

Капитан Лысенко. Часть 1


Читая воспоминания и книги о Битве за Москву, в частности, о боях 316 СД на Волоколамском боевом участке (УР) Можайской линии обороны я несколько раз встречал упоминание героического боя батальона под командованием капитана Лысенко из 316 сд у села Осташево в октябре 1941 года. Во всех этих книгах и воспоминаниях отмечается значение подвига капитана Лысенко и его батальона, но вместе с тем, его описание во многом отличается у разных авторов. Например, непонятно, каким же подразделением 316 сд командовал капитан Лысенко. Я решил в этом вопросе разобраться.

Впервые о капитане Лысенко я узнал из статьи полковника Сазонова И. Ф. “Оборона 316-й стрелковой дивизии в районе г. Волоколамск (октябрь 1941 г.)” http://militera.lib.ru/science/boy_strelkovoy_divizii/18.html опубликованной в сборнике статей под названием “Боевые действия стрелковой дивизии.”— Под общей редакцией генерал-майора Сычева К. В. и полковника Малахова М. М., изданном издательством Воениздат в1958 г. http://militera.lib.ru/science/boy_strelkovoy_divizii/index.html
Нештатный учебный батальон дивизии под командованием капитана Лысенко составлял общевойсковой резерв дивизии и был расположен в районе Щекино, Ивановское вблизи командного пункта дивизии с задачей быть в готовности к нанесению контратак по противнику, вклинившемуся в оборону дивизии.
Ранее в статье встречается такая фраза -
С целью подготовки сержантского состава по указанию командира дивизии временно был создан нештатный учебный батальон.
Далее идёт описание инженерного оборудования позиций дивизии к началу боёв - По северному берегу р. Руза на рубеже Осташево, Солодово оборонительные работы были возложены на учебный батальон, находившийся в резерве командира дивизии.
Схема организации обороны 316 сд на 15.10.1941


Далее автор описывает ход боя -
В ходе боя командиру дивизии стало ясно, что противник, имея плацдарм на р. Искона, с утра 18 октября вероятнее всего нанесет удар вдоль Волоколамского шоссе в направлении Княжево, Игнатково, Осташево. Поэтому наряду с выдвижением своего подвижного противотанкового резерва в район Игнатково командир дивизии принял меры к организации обороны в районе Осташево. С этой целью противотанковый район, организованный противотанковым артиллерийским полком, в ночь на 18 октября был перемещен из Спасс-Рюховское в район Осташево. Цель перемещения противотанкового района состояла в том, чтобы не допустить прорыва танков противника через р. Руза в районе Осташево, где имелась мостовая переправа.
Кроме того, командир дивизии принял решение выдвинуть сюда свой общевойсковой резерв (учебный батальон), находившийся к этому времени в Щекино…
В сложившейся обстановке командир дивизии приказал командиру 1075-го стрелкового полка отвести 3-й стрелковый батальон на северный берег р. Руза и совместно с 1-м стрелковым батальоном, также отходившим на этот рубеж, занять оборону на участке Лазарево, Нов. Ботово с тем, чтобы совместно с учебным батальоном дивизии образовать сплошной фронт обороны на северном берегу р. Руза включительно до Солодово…
После двух артиллерийских налетов по району Дерменцево противник ослабил свой натиск против 3-го и 1-го батальонов 1075-го стрелкового полка. Основные усилия, несмотря на губительный огонь 296-го противотанкового артиллерийского полка, противник сосредоточил в направлении Осташево, где занимали оборону 296-й противотанковый артиллерийский полк и учебный батальон под командованием капитана Лысенко.
Личный состав учебного батальона оказывал сильное сопротивление наступавшему врагу, но противник, имея значительное превосходство в силах, переправился на северный берег реки Руза и овладел частью Осташево.
С целью ликвидации ворвавшегося в Осташево противника командир учебного батальона капитан Лысенко предпринял контратаку частью сил батальона. Однако контратака оказалась запоздалой. Противник к этому времени уже успел ввести в Осташево до 30 танков. Кроме того, южнее Осташево на северный берег реки Рузы переправилось до роты пехоты. Все это осложнило обстановку в этом районе, контратаковавшие подразделения, хотя и нанесли противнику крупные потери, сами в этом бою также понесли большие потери. Смертью храбрых погиб в этом бою командир батальона капитан Лысенко.
Оставшийся личный состав учебного батальона продолжал совместно с 296-м противотанковым артиллерийским полком героически сражаться с наседавшим на них многочисленным врагом.
Бросая в бой все новые и новые силы, к концу дня противнику удалось полностью овладеть Осташево. В этих боях наши части подбили и сожгли до 30 вражеских танков и штурмовых орудий…
Выполняя указания командующего армией, генерал-майор Панфилов в течение ночи провел ряд мероприятий по усилению обороны на этом направлении. Остатки 296-го артиллерийского противотанкового полка и учебного батальона после тяжелых оборонительных боев в Осташево были выведены из боя и заняли оборону в районе Становище.
Подразделения 3-го и 1-го батальонов 1075-го стрелкового полка с наступлением темноты, переправившись на северный берег р. Руза, заняли оборону на рубеже Нов. Ботово, Лукино. [403]
Схема Боевые действия в полосе обороны 316 сд 15-26.10.1941


Вот так описал автор статьи участие батальона Лысенко в боях 316 сд на Волоколамском УР.
В следующий раз я встретился с упоминанием капитана Лысенко при чтении документальной повести “За нами Москва. Записки офицера”, написанной бывшим командиром 1 стрелкового батальона 1073 СП 316 СД Бауржаном Момыш-улы http://militera.lib.ru/memo/russian/momysh-uly_b/index.html
Первая глава повести так и называется “Капитан Лысенко”
… Я рассказал ему о первых боях под Новлянском, Васильевой. Генерал уточнял отдельные детали обстановки вопросами, вносил исправления на своей рабочей карте и вдруг, отложив карандаш, спросил меня, знал ли я капитана Лысенко.
Я знал капитана Лысенко еще в Алма-Ате и спросил генерала, что с ним случилось.
— Он со своим батальоном героически погиб, — грустно ответил генерал…
В соседней комнате слышался голос Гофмана, докладывавшего генералу. Я не прислушивался к словам. Машинально хлебая щи, я думал о капитане Лысенко. Помню, он прибыл в штаб в первые дни формирования нашей дивизии. Как-то я выходил от генерала Панфилова. В приемной сидел выхоленный кавалерист, с гладкой прической, лихо закрученными черными усами. Он мне напомнил портрет Чапаева без папахи. Кавалерист сидел на стуле вразвалку, расставив маленькие ноги. На задниках щеголеватых сапог блестели аккуратно подогнанные широкие шпоры. Я на ходу отдал ему честь и направился к выходу…
Меня позвал генерал и, предлагая сесть, спросил:
— Ну как, подкрепились? Я поблагодарил.
— Я вам начал говорить о капитане Лысенко. Ему и его батальону мы многим обязаны.
Генерал подвинул карту и рассказал мне подробности боев. [227] Двадцать первого октября, после двухдневных упорных боев, немцы, по пятам преследуя полк Капрова, наткнулись на узел, обороняемый батальоном капитана Лысенко. Неоднократные попытки передовых отрядов немцев с ходу преодолеть этот узел не дали положительных результатов. Батальон Лысенко осаживал противника. Рассказывая об этом, генерал сказал:
— Должен признаться, товарищ Момыш-улы, я переоценил силы Лысенко и злоупотребил старанием бойцов. — Генерал грустно опустил седую голову над картой, как бы чтя память погибших. — И это была моя роковая ошибка. Я держал пружину слишком натянутой, зная, что она вот-вот лопнет...
Далее генерал, показывая на карте, рассказал о действиях батальона капитана Лысенко. По рассказам генерала и по нанесенной на карту обстановке я представляю бой батальона капитана Лысенко так…
— Двадцать второго октября немцы окружили батальон Лысенко плотным кольцом, — продолжал свой рассказ генерал, показывая острием карандаша синее кольцо неправильной формы на карте вокруг Осташова. — Я тогда только хватился, но было уже поздно...
Командир полка полковник Капров после тяжелых отступательных боев в районе совхоза «Болычево», на промежуточных рубежах в районе деревень Игнатово, Федосьино, Княжево и других не сумел, вернее, не имел [230] возможности своевременно оказать помощь капитану Лысенко.
Генерал Панфилов, узнав, что батальон окружен, бросил на выручку то, что у него было под рукой, сформировав отряд в сто человек под командой лейтенанта Каюма Гарипова. Гарипов не смог прорваться к Осташову. Отряд гранатами подбил семь вражеских танков и почти весь погиб в рукопашном бою. Из отряда вернулось только шесть человек раненых…
Батальон Лысенко дрался трое суток. Все эти три дня и три ночи орудийный гул, трескотня пулеметов, шум моторов, пожарище в Осташове возвещали окрестностям, что там, в Осташове, идет неравный и жестокий бой...
— Пленный немец, унтер-офицер, показал, — продолжал генерал, — что не видел пленных красноармейцев из Осташова. Батальон капитана Лысенко и рота лейтенанта Гарипова, — заключил генерал, — это первые подразделения в нашей дивизии, проявившие массовый героизм. Они на трое суток задержали противника на одном из важных для нашей дивизии направлений, изрядно потрепав не меньше танкового батальона и полка пехоты немцев. Вот почему я говорю, что мы многим и многим в нашем теперешнем положении обязаны этим героям…
На прощание генерал дал некоторые указания и приказал представить к наградам отличившихся в боях.
— Если кто достоин Героя Советского Союза, — сказал он мне, — не стесняйтесь, представляйте… http://militera.lib.ru/memo/russian/momysh-uly_b/02.html
На одном из сайтов нашел интересное описание боя в Осташево.
То же самое случилось и с защитниками Осташева. Более 30 лет все они считались пропавшими без вести. И только благодаря стараниям ветерана ВОВ, бывшего политработника Панфиловской дивизии Василия Максимовича Малкина, мы читаем теперь на мемориальной доске: «Командир батальона капитан М.А. Лысенко, комиссар батальона политрук М.В. Анашкин...» и еще 16 имен. Имена остальных 578 человек, погребённых в братской могиле д. Осташево до сих пор не известны.
Что же произошло здесь в дни обороны Москвы. В октябре 1941 г. немецко-фашистские войска подошли к Москве на расстояние танкового броска. Один из таких рубежей пролегал под Волоколамском, здесь исполнили свой долг бойцы и командиры 316 стрелковой (Панфиловской) дивизии и её 1075 полка, одним из батальонов которого командовал капитан М. А. Лысенко. «Это был один из лучших батальонов», - вспоминал военком полка А. Л. Мухамедьяров. - «Комбат Лысенко выделился организаторскими способностями, волевыми качествами и пользовался большим авторитетом...» Его военная служба началась с 16 лет, когда в 1918 году белогвардейцы повесили в Майкопе отца Миши. Сын ушёл в отряд ВЧК. Позже служил в кавалерийском полку. В Панфиловской дивизии был с первого дня её существования.
Дивизия оборонялась на фронте протяжённостью в 41 километр. Даже вытянувшись в одну линию она из-за недостатка людей смогла создать не сплошную, а лишь очаговую оборону, сосредоточив основные силы на наиболее танкоопасных направлениях. Приняв решение использовать батальон Лысенко в качестве своего резерва, Панфилов поставил его туда, где ожидался главный удар противника; село Осташево стояло на сплетении дорог, ведущих на Волоколамск к магистральному шоссе. Батальон прибыл в Осташево утром 12-го сентября 1941 года и должен был держать оборону до тех пор, пока не будут закончены работы по созданию мощного танкового рубежа на линии Спасс-Рюховское.
Наиболее тяжелые бои батальону пришлось вести с 14-го по 18-е сентября. Причём не только без надежды на подкрепление, но и в ситуации, когда вечером 15-го не подошли обещанные танки, а к 17-му октября по приказу Рокоссовского с обороны были сняты две роты и вся противотанковая артиллерия. Лысенко остался с 200-ми бойцами и двумя пушками - «сорокопятками».
Если вспомнить, что силами дивизии можно было обеспечить только очаговую оборону, то такое распоряжение командарма удивления уже не вызовет.
В кровопролитных боях был тяжело ранен и скончался комиссар Анашкин. Погиб и комбат Лысенко. Вот как описывает этот момент медработник 3. С. Зуева: «Уже смеркалось, когда я оказалась свидетелем: Лысенко с автоматом в руках поднялся в контратаку. С ним бежала небольшая группа бойцов, они что-то кричали.... Из-за угла избы выехал танк, повернул на Лысенко. Комбат бросился с гранатой на надвигающийся танк и упал...» Комбат упал, а батальон стоял насмерть. В последний день боя 18-го октября гитлеровцы бросили на Осташево около 50 танков и батальон мотопехоты. Но, даже не имея уже противотанковой артиллерии, батальон не отступил, прикрывал до поздней ночи южный фланг 1075-го полка.
Героизм бойцов батальона Лысенко позволит закончить противотанковые укрепления на линии Спасс-Рюховское. Никто другой не смог спасти положение. Других сил на этом направлении попросту не было.
За четверо суток боев батальон уничтожил 11 танков, около 300-т солдат и офицеров противника. Но сам пал почти весь. Вот данные архивов: на начало боев в батальоне имелось 750 бойцов. Вернулись в свой полк - 90, ранено - 50, попали в плен (все раненными и контуженными) - 40.
З.С.Зуева так писала об этих днях «Что мне представляется главным в этом бою? То, что выстояли. Не побежали. Выполнили свой долг до конца. Совесть наша перед народом чиста. Вспоминаю слова комиссара Анашкина, сказанные перед боем: «Если мы не испугаемся, выстоим, мы сделаем главное, ибо наша задача - не дрогнуть, не отдать врагу ни пяди нашей земли без борьбы. Только таков наш путь к победе».
Как оказалось, это была выдержка из очерка генерал-майора в отставке Василия Максимовича Малкина “Батальон неизвестных солдат”, изданного издательством “Московский рабочий” в 1981 году https://books.google.ru/books?id=7csPtwAACAAJ , который вошел в сборник “Неизвестные - известны” изданный издательством “Московский рабочий” в 1983 году https://books.google.ru/books?id=InZ2AAAAIAAJ
Книгу я пока не прочитал, но в ней говорится, что капитан Лысенко командовал 1-ым стрелковым батальоном 1075 сп 316 сд
В интернете нашёл ещё одну статью - “Подвиг Лысенко”
На правом фланге находились позиции 1077-го стрелкового полка. В центре располагался 1073-й стрелковый полк, оборонявшийся двумя батальонами, поскольку батальон Лысенко согласно приказу комдива занимал оборону в Осташеве, позади своего полка.
Приняв решение использовать батальон Лысенко в качестве своего резерва, генерал Панфилов поставил его во второй эшелон дивизии, туда, где ожидался главный удар противника: село Осташево стояло на сплетении дорог, ведущих с запада и юго-запада на Волоколамск, к магистральному шоссе. http://letopisi.org/index.php/Подвиг_Лысенко
Вот, что написал в своей книге о посещении позиций 316 СД на Волоколамское УР в середине октября 1941 Член военного совета 16 армии Лобачёв -
По берегу Рузы, пересекавшей под прямым углом линию обороны, инженерные работы вел учебный батальон.
— Откуда он у вас? — спросили мы Егорова.
— Иван Васильевич все беспокоится, что сержантов не хватит. По предложению комдива, еще находясь в резерве, создали нештатный батальон для подготовки младших командиров. Отобрали людей с огоньком. Руководит капитан Н. А. Лысенко, большой практик стрелкового дела. Генерал его очень ценит, — объяснил комиссар.
Далее он описывает боевые действия
К исходу 17 октября в пяти километрах севернее Федосьино гитлеровцы прорвались на Княжево. Создалась угроза Игнаткову и Осташеву. Ночью были предприняты все меры, чтобы остановить врага. Дорогу Княжево — Игнатково заминировали. В этот район выдвинулись истребительные отряды и учебный батальон дивизии, сюда подтянули артиллерию.
Командарм находился на НП у генерала Панфилова. Комдив только что отдал приказ остаткам двух батальонов полка отойти на северный берег Рузы и закрепиться в траншеях, откопанных учебным батальоном. Этот батальон — единственный резерв комдива — побывал в тяжелом бою за Осташево. Часть деревни уже захватили немецкие танкисты. Командир батальона капитан Лысенко сам повел одну из рот своего учебного батальона в контратаку. Но разве могли бойцы, вооруженные бутылками с горючей смесью, справиться с несколькими десятками танков? Капитан погиб смертью героя. Рокоссовский приказал немедленно двинуть в Спас-Рюховское 289-й противотанковый полк.
Туда же Панфилов направил выходивший с левого фланга второй стрелковый батальон Решетникова.
— Этими силами вы не удержите Становище, — сказал Рокоссовский. — А его надо во что бы то ни стало удержать...
— Люди отдохнут за ночь. Больше у меня, товарищ командующий, ничего нет. Направлю туда всех, кто уцелел из учбата.http://militera.lib.ru/memo/russian/lobachev_aa/14.html
Воспоминания начальника артиллерии 316 СД Маркова В. И.“В рядах Панфиловской”
…Выделила. И не война, а кто-то умный и дальновидный там, в штабе 52-й армии. Почти месяц мы простояли во втором эшелоне. Занимались по 10–14 часов в сутки. Даже организовали при дивизии курсы младших командиров. Все это, вместе взятое, и помогло нам потом, на волоколамском направлении, вступить в схватку с врагом уже готовыми к боям.
…Танковая же рота (в ней, кстати, было всего два танка Т-34 и столько же танкеток) стала резервом генерала И. В. Панфилова. В этот же резерв вошла и группа (по количественному составу — батальон) капитана М. А. Лысенко.
…Штаб дивизии расположился в деревне Возмище, почти на самой окраине Волоколамска. Непрерывно зуммерят телефоны. Генерал И. В. Панфилов то и дело вызывает к себе начальника связи дивизии. Вопрос один: «Ничего не слышно?» Майор лишь разводит руками: ничего.
Это о батальонах капитана М. А. Лысенко и старшего лейтенанта Б. Момыш-улы. Первый из них — резерв комдива — в самый критический момент боя под Осташево был брошен на выручку 1075-му стрелковому полку полковника И. В. Капрова, который едва не оказался отрезанным от основных сил дивизии. И вот теперь как в воду канул.
Правда, о том, что этот батальон все-таки выполнил возложенную на него задачу, можно было говорить с уверенностью. Сам командир 1075-го докладывал, что, когда его полк занял круговую оборону, готовясь вести бой в окружении, гитлеровцы неожиданно ослабили свой нажим. Часть их сил была спешно переброшена куда-то северо-западнее Осташево, где почти сразу же вспыхнула ожесточенная стрельба. Едва не сомкнувшиеся вражеские клещи разжались, образовался свободный проход, куда и вышел истекающий кровью 1075-й полк.
Северо-западнее Осташево... Ну да, именно туда и был нацелен удар батальона М. А. Лысенко. Но где же он сам? Продолжает драться в окружении? Но ведь по докладу командира роты, посланной на выручку батальону (это было все, что оказалось тогда под рукой у комдива), явствовало, что шума боя в том направлении уже не слышно.
Так где же батальон?
Я знаю, что И. В. Панфилова тревожит и судьба батальона старшего лейтенанта Момыш-улы. С ним еще в районе населенного пункта Житахи была потеряна связь. Нет ее и до сих пор. Как докладывать об исчезнувших батальонах в штаб армии? Там, конечно, хорошо знают, в каких условиях производился отвод полков дивизии от Осташево, но все же...
Смотрю на командира дивизии с пониманием. И с сочувственной жалостью. За эту неделю он заметно похудел, ссутулился, и от этого стал вроде бы даже ниже ростом. Ворот его кителя топорщится, словно номера на два больше положенного. Морщины на лице углубились, на коротко остриженной голове поблескивает ранее не замечаемая мною седина. Нос и подбородок заострились, некогда аккуратные усики сейчас не ухожены. Естественно, ему, комдиву, за эти дни досталось больше всех.
В комнату входит начальник оперативного отделения дивизии капитан К. Н. Гофман. В руках у него какая-то папка, лицо встревоженное. Встретившись со мной взглядом, горестно кивает головой. Докладывает Панфилову: [202]
— Товарищ генерал, только что получены сведения... — Ему явно трудно заканчивать свой доклад.
— Так что же вы замолчали, товарищ капитан? — привстал Иван Васильевич. По лицу Гофмана он тоже почувствовал недоброе. Махнул рукой: — Докладывайте, что уж там...
— Батальон капитана Лысенко погиб, товарищ генерал, — закончил тихо Константин Николаевич.
— Погиб?! Весь?! — Глаза Панфилова неверяще расширились. Он тяжело опустился на стул, обхватил руками голову. С минуту в комнате стояла гнетущая тишина. Наконец комдив поднял голову, спросил начальника оперативного отделения севшим голосом: — Откуда у вас эти сведения?
— Разведчики доложили, товарищ генерал. Они сегодня ночью побывали на том самом месте, им удалось расспросить кое-кого из жителей.
Так были получены первые сведения о героической гибели батальона М. А. Лысенко. Позднее они пополнились некоторыми деталями. Мы, например, узнали, что, выручая полк И. В. Капрова, этот батальон оттянул на себя значительные силы гитлеровцев. Попав в окружение, отбил пять ожесточеннейших атак противника, сжег семь фашистских танков. И никто из его бойцов не сложил перед врагом оружия.
За мужество и отвагу в боях за Родину капитан М. А. Лысенко был посмертно награжден орденом Ленина.
И. В. Панфилов помолчал. И вдруг, круто изменив тему разговора, спросил Момыш-улы: — Вы, кажется, были хорошо знакомы с капитаном Лысенко?
— Так точно, товарищ генерал. Познакомились еще в Алма-Ате, в первые дни формирования дивизии.
— Так вот, капитан Лысенко погиб. Геройски погиб, со всем батальоном. Сначала наши разведчики, а потом и пленный унтер-офицер, принимавший участие в бою с этим батальоном, подтвердили: никто из бойцов Лысенко в плен не сдался. Бились насмерть.
— Жалко батальон. А Лысенко особенно. Из него мог бы отличный командир полка получиться.
— Вот именно, — кивнул головой Панфилов. Пояснил: — Но не о том сейчас речь. Думаю забрать ваш батальон у Елина. Будете моим резервом вместо Лысенко.
http://militera.lib.ru/memo/russian/sb_na_zemle_v_nebesah_i_na_more_1/06.html

Таким образом, единого мнения о том, каким же подразделением командовал капитан Лысенко нет.
Полковник Сазонов И. Ф называет капитана Лысенко - командиром нештатного учебного батальона
Генерал-майор Малкин В.М. - командиром 1 СБ 1075 СП 316 СД
Неизвестный автор статьи “Подвиг Лысенко” - командиром одного из батальонов 1073 СП
ЧВС 16 армии Лобачев -нештатным батальоном для подготовки младших командиров
Начальник артиллерии Марков - группой (по количественному составу — батальон)
Все авторы сходятся во мнении, что подразделение, которым командовал капитан Лысенко, являлось резервом генерала Панфилова и сыграло важную роль в боях 316 СД на Волоколамском УР.
Продолжение следует.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments