nomad_69 (nomad_69) wrote,
nomad_69
nomad_69

16 ноября 1941 PostScriptum

В своём обзоре событий 16 ноября 1941 я в основном использовал мемуары участников тех событий и военно-исторические труды о Битве за Москву. Недавно я прочитал отличную статью, написанную на эту тему ещё год назад "На подступах к Москве" http://warspot.ru/4282-na-podstupah-k-moskve


В этой статье авторы широко используют оперативные документы 16 армии и IV танковой группы, которые я приведу ниже.

Контрудары Красной армии
Сохрани противник способность к наступлению, потери могли быть и больше – но к этому моменту и сами немцы уже изрядно выдохлись, а начавшаяся осенняя распутица посадила вырвавшиеся вперёд дивизии на голодный паёк. Линия фронта временно замерла в нескольких километрах от города. О состоянии дорог более чем красноречиво свидетельствует приказ штаба Западного фронта от 26 октября о выдаче офицерам связи лошадей «в связи с ухудшением состояния дорог и невозможностью использования автотранспорта как средства передвижения».
Советское командование вовсе не было настроено позволять немцам спокойно подтягивать силы и пополнять запасы горючего и боеприпасов. Первой целью 16-й армии Рокоссовского стал так называемый Скирмановский плацдарм – занявшая его 10-я танковая дивизия немцев могла в любой момент перехватить Волоколамское шоссе и выйти в тыл 16-й армии. Первоначальная атака силами 18-й стрелковой дивизии оказалась безуспешной.
Немцы умели не только наступать, но и очень быстро организовывали сильную оборону. Скирманово и соседние деревни – Козлово и Марьино – были превращены в опорные пункты с единой системой огня. Для успеха наступления Рокоссовскому пришлось собрать наиболее ценные части своей армии – противотанковые артполки, три дивизиона «катюш» и три танковые бригады – 27-ю, 28-ю и 1-ю гвардейскую. К 15 ноября Скирмановский плацдарм был очищен от немцев, но и потери наступавших частей были весьма чувствительны. Так, например, в 28-й танковой бригаде из 31 танка (4 КВ-1, 11 Т-34 и 16 Т-30) осталось только 15 (1 КВ, 4 Т-34 и Т-30).
Тем не менее, сам факт перехвата инициативы и успешного наступления вдохновил командование 16-й армии на активные действия. Следующей целью стал Волоколамск, атака на который которого была назначена на 16 ноября. Роль основной ударной силы отвели прибывшей с Дальнего Востока 58-й танковой дивизии, где имелось почти две сотни танков – правда, только лёгких.

316-й дивизии в этом наступлении отводилась вспомогательная роль. После боёв за Волоколамск её потрепанные полки получили маршевое пополнение, но про полное восстановление боеспособности говорить было явно преждевременно.

"3. 316-я стрелковая дивизия с 768 и 296 артполкам ПТО, 2/14 гвардейского артполка и 1/2 гвардейского артполка огнём всех видов поддерживает атаку ударной группы и кавгруппы Доватора. С выходом частей 58-й танковой дивизии и 126-й стрелковой дивизии на рубеж: Ивановское, Горки 1073-й и 1075-й стрелковые полки атакуют противника на участке Возмище, Нелидово и, развивая удар на Жданово, южную окраину Волоколамска, совместно с частями 20-й кавалерийской дивизии, 58-й танковой дивизии овладевают Волоколамском.
4. 1073-й (без 1/1073) стрелковый полк с 768 и 296 артполками ПТО 1-й саперной ротой 597 ОСБ огнём всех видов поддерживает атаку 126-й стрелковой дивизии и 58-й танковой дивизии. С выходом их на рубеж Ивановское, Горки атаковать противника на участке Горки, Возмище с частями 20-й кавалерийской дивизии и 58-й танковой дивизии, овладеть Волоколамском с юго-востока.
Исходное положение – занимаемый рубеж обороны к 9:00 16.11.

5. 1075-й стрелковый полк с 1/857 артполком (без одной батареи) батареей 768-го артполка ПТО 2-й саперной ротой 597 ОСБ огнём всех видов поддерживает атаку кавгруппы Доватора. С выходом их на рубеж Ивановское, Горки атаковать противника на участке: Муромцево, Нелидово, развивая удар на Жданово, южную окраину Волоколамска, совместно с частями 20-й кавалерийской дивизии, овладеть Волоколамском с Юга.
Исходное положение – занимаемый рубеж обороны к 9.00 16.11"

"Начальнику штаба 16-й армии.
Боевое донесение № 22 штадив 316 Шишкино
к 13:00 16.11.41 Карта 100.00–38 г.
1. Противник 8:00 на левом фланге 316-й стреловой дивизии повёл наступление на Ширяево, Петелино. К 10:00 овладел Нелидово, Петелино. В 11:00 овладел Большое Никольское. В 11:30 противник оставил 5 танков в Большое Никольское и роту пехоты, ведёт наступление в районе высоты 251,0.

3. Командир дивизии решил:
Упорно оборонять район ст. Матрёнино, Горюны, не давая возможности противнику прорваться на шоссе Волоколамск, Ново-петровское.
4. Командир дивизии просит ускорить наступление группы Доватора, 126-й стрелковой дивизии и 58-й танковой дивизии".

В оперативной сводке штаба Западного фронта этот день выглядел так:
"16-я армия.
Развивая наступление своим правым флангом, ведёт бой с наступающими танками и пехотой противника в стыке 316-й сд группы Доватора.
Нанося удар своим правым флангом, армия овладела Борники, Софьевка, Блуди и ведёт бой на рубеже Хрулёво, Давыдково.
На Волоколамском направлении противник с утра 16.11 перешёл в наступление до двух батальонов 109 пп (35 пд) с 25 танками с рубежа Горки, Возмище; до полка пехоты с танками (2 тд) с рубежа Жданово, Красиково; свыше полка пехоты и до 40 танков (5 тд) с рубежа Соснино, Новопавловское и до роты танков (5 тд) из района Немирово, Притыкино.
К исходу дня овладел: Лысцово, Рождественно, Ядрово, Бол. Никольское, Детилино, Ширшево, Иванцово, школа 1 км южнее Данилково, Щелканово. Бой продолжается.

Перед фронтом 316 сд и 50 кд противник с утра 16.11 с рубежа Горки, Жданово, Васильевское, Ново-Павловское, Щелканово перешёл в наступление и к 15:00 вышел на рубеж Ядрово, ст. Матренино, Матренино."

На последнем рубеже
Фактически в первый день вражеского наступления первая линия обороны советских войск в районе Волоколамского шоссе была уничтожена. Перед немецкими дивизиями – ко 2-й танковой теперь должна была присоединиться 5-я и 11-я танковые и две пехотные дивизии – открывался путь на Истру… и на Москву.
18 ноября 316-я дивизия получила почётное звание «гвардейская». В тот же день во время миномётного обстрела погиб её первый командир, И. В. Панфилов. Впрочем, доставшаяся его преемнику часть дивизией могла считаться очень условно.
"1075-й стрелковый полк – с 16.11 по 18.11 вёл бои с танками и пехотой противника в [районе] Большое Никольское, Шишкино, Гусенево, за дни боёв полком уничтожено до 1200 человек пехоты, 4 танка.

В результате боёв 8-я ГКСД несла потери и на 19.11.41 имеет:
1077-й стрелковый полк – 700 человек.
1075-й стрелковый полк – 120 человек.
1073-й стрелковый полк – 200 человек.
690-й стрелковый полк – 180 человек."
( с) http://warspot.ru/4282-na-podstupah-k-moskve

Из статьи правда не понятно, начала ли наступление утром 16.11.1941 кавгруппа Доватора, которое должна была поддерживать 316 сд.

UPD
Задачи и действия 16.11.1941 кавалерийской группы Доватора я нашёл в воспоминаниях командира 50 кавалерийской дивизии генерал-майора Плиева И.А.
Командующий Западным фронтом приказал . 16-й армии в 10 часов утра 16 ноября нанести удар во фланг и тыл волоколамской группировки противника. На подготовку отводилась всего одна ночь. Удар предполагалось нанести силами одной стрелковой, одной танковой, четырех кавалерийских дивизий и одного курсантского полка. Нашей кавалерийской группе была поставлена задача во взаимодействии с 316-й стрелковой дивизией овладеть рядом населенных пунктов и в дальнейшем выйти на дорогу Волоколамск — Осташево. Но рано утром 4-я танковая группа противника неожиданно нанесла удары по центру и левому флангу армии, развивая наступление в направлениях Теряевой Слободы, Клина, Новопетровского, Истры. Мне помнится, вдоль шоссе, там, где готовились к наступлению дивизия генерала И. В. Панфилова и танковая бригада генерала М. Е. Катукова, атаковали 35-я пехотная и 2-я танковая дивизии немцев, а в стык между дивизией Панфилова и нашей кавгруппой нанесла удар 11-я танковая дивизия врага. Непосредственно на позиции кавалерийской группы двинулись 5-я и 10-я танковые дивизии и моторизованная дивизия СС «Райх».
В ходе боя выяснилось, что противник главный, удар наносит через Шитьково, Морозово с целью выхода в тыл дивизии Панфилова и кавгруппы. Наше положение осложнилось, когда гитлеровцам удалось захватить Ширяево (его оборонял 1075-й полк 316-й стрелковой дивизии). Правый фланг 50-й кавалерийской дивизии оказался открытым. Сюда хлынули танки и мотопехота немцев. Они прорвались через наши боевые порядки, но не сбили нас с рубежа. Часов в 11 50-й кавдивизии была передана 27-я танковая бригада под командованием подполковника Ф. М. Михалина. Но пока она подошла, противник уже захватил Ширяево, Морозово и Иванцево. Я решил ночной контратакой восстановить положение. Как только стемнело (это было вечером 16 ноября), дивизия вслед за 27-й танковой бригадой ворвалась в Иванцево. В ожесточенном уличном бою мы разгромили противника и развили стремительное наступление на Морозово. Нам удалось с ходу освободить и этот населенный пункт. Полки закрепились на достигнутом рубеже. Но к этому времени в полосе обороны 316-й дивизии гитлеровцы прорвали оборону. Возникла угроза удара в тыл кавалерийской группе. Наше положение осложнялось еще и тем, что приданная нам ранее 27-я танковая бригада была переброшена на другой участок 16-й армии.
http://militera.lib.ru/memo/russian/moscow25/10.html
и в книге С.Н. Севрюгова "Так это было...Записки кавалериста (1941–1945)" На рассвете 16 ноября 1941 года началось «генеральное» наступление немецко-фашистских войск на Москву.
Основной удар на северном крыле противника наносили 4-я и 3-я танковые группы. На участке, где наносился [73] этот удар, оборонялись 316-я стрелковая дивизия генерала Панфилова, 1-я гвардейская танковая бригада генерала Катукова и части кавалерийской группы генерала Доватора.
Около восьми часов наблюдатели заметили 46 бомбардировщиков, приближавшихся с юго-запада под прикрытием 19 истребителей. Бомбардировщики, звено за звеном, пикировали на врывшихся в землю конников, бомбили, обстреливали из пушек и пулеметов. Деревни загорелись от множества сброшенных бомб. Лес был повален силой взрывов, лед на реке Ламе покрылся огромными полыньями и трещинами. Зенитная батарея кавалерийской группы встретила воздушную атаку и зажгла два «Юнкерса».
Вслед за шквалом артиллерийского огня началось наступление противника в полосе 50-й кавалерийской дивизии, где оборонялись в Морозове и Иванцове 43-й и 37-й кавалерийские полки. До 30 танков атаковали передовые эскадроны. Вслед за танками из леса вышла пехота (схема 3).
Из-за глубокого снега на полях танки развернуться не могли и двигались колоннами по дорогам. Пехотинцы, проваливаясь в сугробах чуть не по пояс, отстали. Пушки, находившиеся с передовыми эскадронами, открыли беглый огонь. Орудиям вторили глухие выстрелы противотанковых ружей.
Вскоре четыре вражеские машины загорелись, еще две остановились с искалеченными, пробитыми бортами; остальные начали развертываться в боевой порядок. Вперед, вздымая снежный вихрь, вырвались тяжелые танки. Бронированные громадины медленно надвигались, охватывая с флангов расположение передовых эскадронов, продолжавших отстреливаться. Генерал Плиев приказал дать сигнал об отходе передовых эскадронов к главным силам. Через несколько минут по снежному полю потянулись назад редкие цепочки спешенных кавалеристов. Их отход прикрывали противотанковые пушки.
Танки, сопровождаемые пехотой, поползли дальше к Ламе. С главной полосы обороны ударила наша артиллерия. Не дойдя до реки, танки повернули, оставив еще две подбитые снарядами машины. Вражеская пехота даже не смогла приблизиться на дистанцию ружейно-пулеметного огня. Первая вражеская атака захлебнулась. [74]
Гитлеровцы подтянули резервы, перегруппировались, и снова густые пехотные цепи поползли вперед вслед за танками. Фронт наступления противника стал значительно шире, захлестнув Морозово и Иванцово. В первом эшелоне наступало до полка пехоты и 52 танка.
Наши войска отбили и вторую атаку врага, а за ней — третью и четвертую. Несмотря на то, что уже почти стемнело, атаки продолжались с неослабевающей силой. Вражеские цепи надвигались на наши позиции, откатывались назад, перестраивались, пополнялись и снова устремлялись вперед. К грохоту артиллерийской канонады присоединились новые, еще не знакомые конникам звуки — гитлеровцы ввели в действие шестиствольные минометы.
Атака следовала за атакой. Вражеские цепи набегали на наши позиции и под огнем снова откатывались назад. Противник отходил и вновь бросался вперед, к ярко горевшим в наступившей темноте домам Морозова и Иванцова, где продолжали обороняться отошедшие с берега Ламы эскадроны.
К вечеру кавалеристы расстреляли все боеприпасы. Атаки противника не прекращались. Командиры полков позвонили генералу и попросили подбросить патронов и снарядов.
Плиев ответил:
— Боеприпасов нет... Стоять насмерть!..
Вечером врагу все-таки удалось ворваться в пылающую груду развалин, которая еще утром называлась деревней Иванцово. Командир 37-го кавалерийского полка подполковник Ласовский отвел своих солдат метров на пятьсот к северу. Правофланговый 43-й кавалерийский полк еще с полчаса удерживал развалины Морозова, но, обойденный с обоих флангов, оказался под угрозой окружения. Командир полка подполковник Смирнов приказал эскадронам отойти за глубокий овраг, тянувшийся северо-восточнее деревни. Полк снова занял оборону на опушке леса. Гитлеровцам удалось овладеть всем передним краем обороны 50-й кавалерийской дивизии. На участке 53-й кавалерийской дивизии атаки противника были отражены. ©
http://militera.lib.ru/memo/russian/sevrugov_sn2/01.html

Из книги ЧВС 16 армии Лобачёва "Трудными дорогами"
Командарм, побывавший накануне в штабе фронта, привез вечером 14 ноября директиву: «Нанести удар волоколамской группировке противника во фланг и тыл». Перед 16-й армией теперь стояла задача вернуть Волоколамск.

— Серьезно говоря, мы наступать, конечно, не можем, — говорил командарм. — В штабе фронта это прекрасно понимают. Однако держаться нужно любыми средствами, пока готовятся оперативно-стратегические резервы. В этом смысл контрудара на Волоколамск. Где бы ни готовил противник наступление, ему все равно придется оттянуть силы на нас.

Ночью части произвели перегруппировку и с 10 часов утра 15 ноября начали наступление в районе Теряевой слободы.

В первый день было занято несколько населенных пунктов, продвинулись вглубь на 4–6 километров. В 9 часов утра 16 ноября на наблюдательном пункте раздался звонок из Москвы. Командарма вызывал Начальник Генерального штаба маршал Б. М. Шапошников. Рокоссовский доложил, что боевые действия развертываются успешно, оборона противника прорвана. Маршал одобрил план операции и пожелал успехов.

Через час Шапошников позвонил снова. Я подошел к телефону.

— Где Рокоссовский? — услышал я голос маршала.

— Выехал в дивизию.

— Досадно. Так вот что, товарищ Лобачев. У вашего соседа справа (это была 30-я армия) противник прорвал оборону и, очевидно, предпримет попытку окружить вашу армию. Понятно?

— Понятно, товарищ маршал.

— Передаю приказ Ставки Верховного Главнокомандования: отойти из района Теряевой слободы.

— Позвольте, но ведь мы наступаем успешно?

— Хуже будет, если противник войдет клином в стык вашей и тридцатой армии. Выполняйте приказ. До свидания.© http://militera.lib.ru/memo/russian/lobachev_aa/15.html

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments